Bagel

Кошерное кафе
  • Москва, Большой Спасоглинищевский переулок, 8 ст8
  • Китай-город 390 м

Ведомые слабоумием и отвагой мы, гуляя по Москве решили зайти пообедать в синагогу!

Да, это кафе находится прямо в синагоге. Его название я узнал уже потом, когда искал его чтобы написать отзыв. Тогда для нас оно было просто кафе при синагоге.

Почему в синагогу? Захотелось кошерной кухни поесть. Настоящей. А при каждой синагоге есть кафе, для...

Показать целиком

Ведомые слабоумием и отвагой мы, гуляя по Москве решили зайти пообедать в синагогу!

Да, это кафе находится прямо в синагоге. Его название я узнал уже потом, когда искал его чтобы написать отзыв. Тогда для нас оно было просто кафе при синагоге.

Почему в синагогу? Захотелось кошерной кухни поесть. Настоящей. А при каждой синагоге есть кафе, для странствующих евреев. Чтобы они могли есть кашерно, а не в "Бургер Кинге", как мы всю неделю отпуска...

И мы пошли.

И пришли.

Московская хоральная синагога расположена в уютном старом квартале, неподалеку от Китай-города. Внушительное здание с колоннами, на ступенях которого курил одинокий еврей.

- Простите, а где здесь кафе? – спросили мы.

- А вам мясное или молочное?

Меня ничего не насторожило. Вот вообще ничего. Ну есть кафе мясное, а есть – молочное. Нормально. В молочном, наверное, коктейли подают?

Моих спутников тоже не насторожило ничего. Потому что они, блин, ЗНАЛИ про разделение мясной и молочной кухни! Но мне не сказали, потому что "ЭТО ЖЕ, БЛИН, ОЧЕВИДНО! ЭТО ВСЕ ЗНАЮТ!"

Я – не знал.

Естественно, мы пошли в мясное кафе.

Кафе больше походило на ресторан. Просторный зал, высокий потолок, штуки три посетителя, естественно все – евреи, столы с уже разложенными столовыми приборами. Мы пришли, сели. Чувствовали мы себя, как Слава из "О чем говорят мужчины", пришедший в ресторан, где подают дефлопе с крутоном! Посетители провожали нас хмурыми взглядами, в воздухе висел какой-то незнакомый запах, и ощущение, что есть здесь будем не мы. Что есть здесь будут нас.

Спустя минут пять ожидания, из ниоткуда нарисовался официант. Естественно, тоже еврей. Русскими в этом кафе были только мы.

- В меню – только курица, - вместо приветствия сказал он.

- Хорошо, курица нас устроит. В каком она у вас виде?

Задав этот вопрос, я испугался, что официант сейчас сверкнет на меня глазами, и ответит: "В мертвом!"

- Могу предложить шашлык из курицы.

- Отлично, - обменявшись с друзьями взглядами, я заказал три шашлыка, - только курица? Больше совсем ничего? Может у вас есть форшмак?

- Конечно у нас есть форшмак!

Я подавил в себе желание спросить: "А как это укладывается в ваше "Только курица"?", и форшмак мы тоже заказали.

- А пить что будете?

И вот тут я совершил ошибку. Нет, я не попросил в синагоге водки. Я даже пива не попросил. Я не алкоголик, как многие думают.

- Чаю, пожалуйста. Черного. С молоком.

Судя по звуку, Гена попытался пнуть меня под столом ногой. Но не попал. Или, может, попал, но в официанта? Возможно, лицо у официанта вытянулось именно от Гениного пинка. Впрочем, более вероятно, что у Гены, который еще до прихода официанта предлагал отсюда валить, пока нас самих тут кошерно не порезали, от страха начались судороги.

Я же ничего не боялся. Я же не понимал, что я несу… На случай, если вы, дорогие фламперы, также "хорошо" знакомы с еврейской кухней как я, поясню: мясная и молочная кухня разделены не зря. Употреблять в одной трапезе мясные и молочные продукты – не кошерно. Нельзя! Табу! После того, как вы ели мясо, молочные продукты можно употреблять только спустя несколько часов!

Хмурое лицо официанта, не разжимая губ, ответило мне:

- Хорошо. Но вы же понимаете, что молоко будет соевым?

- Не, соевое молоко – это фу! – беззаботно продолжил я, - А с нормальным – можно?

На столе зазвенели ножи. Это или дрожал от страха скорой смерти Гена, или ненависть официанта грозила выплеснуться в виде телекинеза.

- Это кафе мясной кухни! – сказал официант. С таким выражением лица, как у него, скандинавские берсерки бросались в атаку.

- Да это мы поняли, но почему у вас молока-то нет?

Что-то скрипнуло. Возможно - ножки стула Гены, который в этот момент уже раздумывал, не будет ли безопаснее выпрыгнуть в окно, раньше, чем вся синагога сбежится нас бить. Возможно - зубы официанта.

Справа от меня что-то сказала Юля. Тоже не разжимая губ. Сказала что-то на паруселтанге… И откуда она его знает вообще? Ничего из ее шипения я не понял, но понял, что чай с молоком мне не светит. Фиг знает, почему, но не светит. Еврейская кухня – она странная.

- Хорошо, значит просто черного чая, - сказал я.

- Извините! – сказал Гена.

И когда официант ушел, они с Юлей долго и со вкусом объясняли мне, что такое кошерность и почему я - идиот!

О блюдах: форшмак - выше всяческих похвал! Сделать такую сказку из селедки - это талант надо иметь, причем талант не малый. Шашлык - это одна из самых вкусных куриц в моей жизни!

Чай... Хм, черный чай без молока... Не, фонтан!

Но в целом - твердая пятерка. В том числе и за то, что меня, балбеса, там кошерно не прирезали.

  • 0

7 комментариев

Загрузка рекламы